Если «особый ребенок» вырос (часть I. К нам вы успеете)

Предыстория

РБОО «Центр лечебной педагогики» (ЦЛП) — негосударственная некоммерческая организация — был создан в 1989 году по инициативе родителей и специалистов для помощи детям с различными особенностями развития: интеллектуальными, эмоционально-волевыми, речевыми и двигательными нарушениями, сложностями в общении. Причинами таких нарушений могут быть генетические синдромы, органические поражения центральной нервной системы, родовые травмы. Часто встречаются сложные сочетания нарушений, с которыми не могут справиться отдельные специалисты. Поэтому с самого основания Центра сюда приходили семьи, которым больше некуда было обратиться за помощью: от многих детей со сложными диагнозами отказалась официальная медицина и педагогика, поставив на них штамп «необучаем» и фактически лишив детей и их родителей будущего.
Впервые мы обратились в ЦЛП, когда нашей старшей дочери Соне исполнилось 5 лет. Она только что начала ходить в логопедическую группу районного детского садика, но меня многое волновало в Сонином поведении, и нам казалось, что одного садика для нее не достаточно. Тогда в ЦЛП мне посоветовали: «Ищите для своей дочери что-нибудь поближе к норме, к нам, если понадобится, вы всегда успеете». Первая половина этой рекомендации была мне близка и понятна, и мы с мужем бросились искать. О том, где и как мы искали, и что именно удалось найти в Москве, я подробно рассказала в своей книжке «Ребенок с наследственным синдромом: опыт воспитания или Вера, надежда, любовь и Софья» (М., «Практическая медицина», 2008).
А теперь речь пойдет о второй половине напутствия.
За более чем 20 лет существования ЦЛП его воспитанники выросли. Выросла и наша дочь. И хотя мы, родители, долгие годы были убеждены, что сможем все, и желали верить, что ребенок наш вырастет и выправится, реальность оказалась далекой от этой мечты. Написанная мною книжка очень помогла. В 2007 году еще неопубликованную рукопись прочли в ЦЛП и сразу же предложили Соне, которая к тому времени уже два года практически безвылазно сидела дома, заниматься в гончарной мастерской. И мы пошли...
Соне было тогда 22 года. У нее за плечами: районный детский сад, 8 классов общеобразовательной школы плюс 4 года коррекционной школы VIII вида. У многих ребят — только занятия в ЦЛП, для них другого детского сада и другой школы в Москве так и не нашлось. Мы шли разными дорогами, но пути наши сошлись вновь. Мы, и в самом деле, «успели».

«Особые мастерские» для «особых людей»
Гончарная (или керамическая) мастерская стала первой ремесленной мастерской, созданной ЦЛП для своих выросших воспитанников. Здесь царит атмосфера творчества, доброжелательности и дисциплины. Работой руководит профессиональный художник, и это чрезвычайно важно, так как способствует развитию вкуса у учащихся, гарантирует красоту и художественную ценность изготавливаемых изделий. Занятия проходят три дня в неделю. Педагогов несколько, вместе с ними ребята лепят из глины, расписывают изделия красками и обжигают их в печи. Так создают они плоские и объемные фигурки, колокольчики, украшения, пузатые и вытянутые вазы, подсвечники, блюда и целые глиняные картины. Отдельное направление — графический рисунок и его нанесение на белую фабричную фаянсовую посуду: кружки, чашки, блюдца и заварные чайники. Вся эта необыкновенно выразительная и наивно-трогательная "особая керамикас успехом раскупается посетителями рождественской и пасхальной ярмарок ЦЛП и, пройдя через их руки, в конечном счете, превращается в оригинальные подарки самым разным людям, делая их сопричастными проблемам особого детства.

В 2006-2007 учебном году, когда мы начала посещать гончарную мастерскую, она занимала большой зал на первом этаже так называемой «i-школы» (ГОУ Центр образования «Технологии обучения») — компьютеризированной школы для детей-инвалидов с преимущественным обучением в режиме онлайн. Школа расположена в центре Москвы, недалеко от станции метро «Студенческая», ездить сюда было чрезвычайно удобно. Однако это помещение использовали под мастерскую временно, и оно не подразумевало расширения. Между тем ЦЛП планировал создание творческих ремесленных мастерских различного профиля для обучения профессиональным навыкам и для дальнейшего трудоустройства в них же молодых людей с тяжелыми интеллектуальными и психическими нарушениями. Искали заинтересованных людей и место для таких мастерских в Москве. Сотрудница ЦЛП Ольга Олеговна Волкова объезжала один район за другим, знакомилась с различными людьми, осматривала помещения, выступала на конференциях, объясняла, убеждала, требовала, просила. Поиски были очень трудными и заняли не один год, но в итоге все же увенчались успехом. В 2007 году такое место удалось найти — им стало ГОУ СПО Технологический колледж № 21 (ТК № .21). Замечательный человек директор колледжа Николай Дорофеевич Раздобаров не только заинтересовался проектом ЦЛП, но и принял в нем деятельное участие — выделил помещение под учебные мастерские. Начались ремонтные работы, и к сентябрю 2007 года гончарная мастерская переехала. На сей раз на окраину Москвы в «Метрогородок» по адресу: улица Вербная, д. 4 , проезд на метро до станции «Улица. Подбельского», потом трамваем № № 2, 13, 29, 36 до остановки «Детский сад — ясли», а далее пешком (причем, довольно далеко).

Зато это была настоящая победа и очень большая радость для ребят, родителей и педагогов! Перед нашими большими детьми открылись принципиально новые неслыханные ранее возможности. В ТК № 21 было создано специальное подразделение «Центр социальной адаптации и профессиональной подготовки (для молодых людей с серьезными интеллектуальными и психическими нарушениями)», где, наряду с гончарной мастерской, появились три новые: швейно-ткацкая, полиграфическая и столярная мастерские. Руководителем всего этого отделения стала Ольга Олеговна Волкова. Ребят зачислили студентами колледжа, приняли в первокурсники и мою дочь. С началом 2007-2008 учебного года специально выделенный микроавтобус стал подвозить учащихся и сопровождающего их педагога от станции метро «Улица Подбельского» до ворот колледжа к началу рабочего дня. После окончания занятий этот же микроавтобус осуществлял рейс в обратном направлении.

По состоянию здоровья нашей дочери тяжело ездить в метро, поэтому мы привозили и увозили Соню на машине. Первый год она продолжала заниматься в гончарной мастерской, но с сентября 2008 была переведена в швейно-ткацкую, где проучилась 3 года. Принцип организации труда в швейно-ткацкой мастерской такой же, как и в гончарной. Всеми работами руководит профессиональный художник, а ему помогают несколько педагогов. Вместе с педагогами ребята работают с тканью, нитками, шерстью, красками. Они ткут на ткацких станках (таких станков в мастерской несколько), валяют из шерсти, расписывают специальными красками ткань. Комбинируя различные материалы в единое целое, ребята шьют иглой с ниткой или строчат на швейной машине. Среди изделий: женские украшения и новогодние сувениры, декоративный батик, платки, салфетки, изумительные подушки, модные молодежные сумки и даже платья. Этой весной трехлетняя программа обучения моей дочери в швейно-ткацкой мастерской подошла к концу. Первого июня 2011 года состоялись защиты выпускных работ учащихся III курса. Соня отчитывалась двумя изделиями: она приготовила к этому дню сумку и юбку.

На Вербной улице Центр социальной адаптации и профессиональной подготовки просуществовал два учебных года (2007-2009). За это время о нем узнали в городе: появилось много молодых людей, желающих здесь учиться. Одновременно увеличился штат преподавателей. Микроавтобус не справлялся с перевозкой людей. Назрела необходимость в увеличении площади мастерских. Очень хотелось перебраться ближе к метро.
И вот, год назад директору ТК № 21 Николаю Дорофеевичу Раздобарову и его заместителю Ольге Олеговне Волковой удалось убедить Департамент Образования Москвы передать в распоряжение Центра социальной адаптации и профессиональной подготовки мало-востребованное типовое пятиэтажное школьное здание, расположенное у самого выхода из станции метро «Улица Подбельского» (по адресу: улица Ивантеевская, дом 25А). Мастерские переехали, и 2010-2011 учебный год прошел в новом большом просторном корпусе. Первую половину учебного года и ребятам, и педагогам было трудно, потому что параллельно с занятиями в здании пришлось делать ремонт: меняли окна, красили стены. Зато теперь здесь замечательно! Чисто, тепло, уютно и красиво! Приятно входить! Да и сами ребята заметно подтянулись, стали более собранными и деловитыми. Многие начали самостоятельно ездить на занятия. Это и понятно, ведь теперь от выхода из метро до дверей нового корпуса колледжа совсем близко — буквально несколько шагов.

Более подробную информацию о Центре социальной адаптации и профессиональной подготовки ТК № 21 читайте на сайте «Особые мастерские» . Яркое представление об учащихся колледжа , об одном из его педагогов и уникальной атмосфере, царящей в мастерских, дает статья Маши Федоренко «Особые люди» на сайте «Полит.ру» . Для реализации продукции «особых мастерских» дважды в году (зимой и весной) в новом корпусе колледжа проводятся ярмарки, в которых участвует большое число гостей. Здесь же на первом этаже недавно открылся выставочный зал—магазин, ежедневно торгующий изделиями учащихся. Кроме того, многое можно заказать через Интернет . Но самое главное — новое помещение позволило расширить прием учащихся на следующий 2011-2012 учебный год. Приходите, к нам вы успеете!

Некоторые выводы
Итак, можно считать, что проблема обучения ремеслу молодых людей серьезными интеллектуальными и психическими нарушениями в одном отдельно взятом Восточном административном округе столицы нашей родины решена очень хорошо. Более того, уже сейчас несколько выпускников «особых мастерских» продолжают трудиться в них в качестве подмастерьев. В перспективе планируется создание при ТК № 21 Центра ремесел с адаптационными рабочими местами для молодых людей, прошедших профессиональное обучение в колледже.

Однако Москва — очень большой город. Мы, например, живем на Серпуховском валу. Возить Соню на занятия на другой конец Москвы нам с мужем не привыкать, но это трудно, даже имея машину. Мы с мужем оба работаем, у нас две машины. Но мы возим дочку в колледж не три дня в неделю, а только два, больше не выдерживаем ни она, ни мы. Как правило, муж везет Соню утром к началу занятий (10. 00), а я забираю Соню из колледжа (16.00). В эти дни у мужа пропадает первая половина рабочего дня, а у меня — вторая, поскольку мне необходимо уйти с работы в 15.00, чтобы успеть за Соней. Дорога из колледжа домой особенно тяжела. Соня устает к концу учебного дня, с трудом доходит до машины, а, сев в нее, практически сразу же засыпает. Час мы пробираемся через весь город, и все это время Соня крепко спит. Еще час или полтора она продолжает спать под нашим домом, не находя в себе сил, чтобы проснуться, выйти из машины, дойти до подъезда, подняться на второй этаж и войти в квартиру. Я стою на кухне у окна и смотрю на свою машину, которая стоит под окном. В машине спит Соня, она очень устала.

— Соня! А, если бы в колледже можно было оставаться ночевать, ты бы осталась?
— Да!
— Ты бы хотела там жить?
— Да, очень!

Опыт Технологического колледжа № 21 показал, что люди с серьезными умственными и психическими нарушениями способны к профессиональному обучению ремеслу и заметно лучше себя чувствуют, если их день занят творческой, а не механически однообразной, деятельностью. Они способны делать красивые изделия, пользующиеся покупательским спросом, и должны, закончив профессиональное обучение, продолжать работать в сопровождении квалифицированных педагогов и мастеров. Очевидно, что рабочие места для таких людей должны быть максимально приближены к месту их проживания. Людям с интеллектуальной недостаточностью и нарушениями психики трудно ездить по городу: их внимание рассеяно, они плохо ориентируются в метро, не справляются с пересадками с одного вида транспорта на другой, быстро утомляются! Наконец, в нашей стране их все еще могут обидеть здоровые люди.
В связи с этим Департаменту социальной защиты населения следует, как можно скорее, ознакомиться с опытом творческих ремесленных мастерских ТК № 21 для внедрения его в реабилитационных центрах и психоневрологических интернатах.
В работе психоневрологических интернатов, где люди со сниженным интеллектом и хроническими психическими заболеваниями проживают постоянно, в последние годы наметились позитивные изменения. Однако основным видом трудовой занятости здесь, по-прежнему, остается однообразная механическая, а не творческая работа.
Реабилитационные центры в Москве начали появляться совсем недавно и пока еще не работают с людьми, страдающими нарушениями интеллекта и психики. Между тем в основу такой работы можно было бы уже сейчас положить «особые мастерские», организационно и методически разработанные и апробированные в ГОУ СПК ТК № 21. Сами же реабилитационные центры должны быть созданы в каждом жилом районе.



Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.


    Синдром Смит-Магенис © 2010-2017.

    При использовании материалов ссылка обязательна!
    Написать письмо: info@smith-magenis.ru

    Яндекс.Метрика